Марина Мень


РУССКИЙ     ITALIANO
Вы в разделе:
Владимир Файнберг /
Марина Мень /
Фасман
   

Фасман

Имени его я не помню. Он появился в больничном отделении однажды утром и сидел почти целый день в ожидании приема профессора. Черноволосый, худой, изможденный даже. Взгляд сквозь очки напряженный, недоверчивый. В уголках рта скопилась загустевшая пена. Губы пересохли. Ему, видимо, очень хотелось пить. Потом мы узнали, что он был тяжелый диабетик. Помню, что обращала на него внимание, неоднократно проходя мимо, но у меня и в мыслях не было помочь, хотя бы предложить стакан воды.

Остеомиелит — тяжелое гнойное осложнение диабета. В больнице, где его до того лечили, он получил приговор: ампутация. Решил, что ампутации не допустит, и, в результате долгих мытарств, взял-таки измором нашего профессора, упросил попытаться спасти ногу. Так он оказался в отделении костно-гнойной хирургии. После обследования профессор подтвердил: других вариантов нет и тянуть с этим уже нельзя: воспаление поднимается вверх.

Вскоре Фасман оказался в реанимационной палате. Правая нога была ампутирована до середины голени. Казалось бы, что тут такого. Профессор выбрал щадящий вариант. Другие хирурги отчикивают конечность сразу по самый пах, на всякий случай, чтобы сразу без рецидивов. Или вот Светлана, недавно выписалась, тоже диабетик — так у нее ампутировали часть уже второй ноги. А она не потеряла оптимизма. Влезла в протезы и — вперед. Но Фасман был другим. Он еще до того, как лечь к нам, принял решение, что без ноги жить не будет. Принял — и выполнил. Оказывается, человек, в некоторых случаях, может лишить себя жизни без всяких вспомогательных средств. Он просто лег, перестал двигаться и пассивно воспринимал суету вокруг себя. Был он одиноким. Родные все умерли.

На обходе лечащий врач доложила профессору: состояние тяжелое. — Почему тяжелое? Простой случай! Несколько дней назад все было нормально. Откуда?! — Развивается сепсис. Начали появляться пролежни.

Профессор в растерянности оглядывается вокруг. Взгляд его натыкается на меня. У меня репутация «профессиональной верующей». — Может кто-то из церкви поухаживает. Или там, из синагоги? — Вопрос в пространство. Я никак не воспринимаю его обращенным к себе. Это не моя забота. Я работаю семь суток в месяц, чтобы иметь возможность в остальные дни петь в Соборе. И вообще, чтобы как можно меньше быть в подчинении. Отбарабанила сутки и — свободна.

У Фасмана развязка наступила очень скоро. После того, как врач из реанимации подтвердил летальный исход, за неимением санитаров, двое молодых интернов грубо загрузили тело на каталку и повезли в морг. Потом рассказывали, что свалили его лицом вниз, чтобы не париться. Хорошо, родственников не было. Некому было пожаловаться на надругательство над трупом.

   
Данная страница является одним из разделов сайта моего мужа, Владимира Файнберга.

На данной странице я планирую публиковать свои статьи и воспоминания.

Если Вы хотите связаться со мной, пишите на электронную почту MARINAMEN@YANDEX.RU.
Мой блог в Живом Журнале

© Марина Мень, 2003–2011.
Поддержка сайта: internetburo.ru.